Пишет старпом: « Купи мне морепродуктов. А нам, пожалуйста, персиков и французских сыров ».

Вечер на Лазурном берегу, ярко светит луна. С гор свалился горячий ночной бриз, такой сильный, что мы с гостями даже приняли его за мистраль, пока капитан не внёс ясность. 30 метров цепи на глубине 4 метра, дно-песок, всё будет хорошо. Стоим у Чёрного мыса. Место для нас новое, чем-то памятное для наших гостей и потому мы здесь. Удивительно, как много на Лазурном берегу мест, где можно кинуть якорь, съехать на берег и найти либо магазины, либо приятную прогулку, а чаще и то, и другое.

Форт Аликастр на Поркероле

Не смотря на непростую ситуацию даже внутри Европы, когда каждый день приносит неприятные сюрпризы с введением новых требований по самоизоляции при возвращении из Франции, мы продолжаем принимать гостей. Как следствие — путешествуем, постоянно осваиваем что-то новое. Я завершила изучение Кап Феррат, моего несомненного фаворита 2020 года. Нас оттуда, правда, разок выгнал шквал со стороны Монако, но к счастью соседний Вильфранш совершенно безопасен при таких ветрах. Нашли хорошую якорную стоянку у Антиб со съездом в порт Salis. Давно собиралась прогуляться по мысу Антибы вдоль поместья Абрамовича, а то только по морю мимо ходим взад и вперёд. А вот Поркероль никак не могу обойти весь. Большой остров, много интересных объектов. Одних только фортов 7 штук, от 16 до 19 века. 

Неизменно прекрасный Кап Ферра

Французы, конечно, большие пофигисты. Если к примеру стоит табличка — « Военный объект, вход воспрещён » — в заборе рядом будет дыра и солидная тропа демонстрирует наплевательское отношение к запрету. Или вот пляж и табличка « с собаками запрещено ». Натурально, собаки будут и на пляже, и в море. А я-то слушаюсь, на военные объекты ни ногой, собаку на пляж на руках и озираясь, скорей в тузик и на лодку. Правда, и французов кой-в чём поприжали. Вторую неделю уже действует запрет на нахождение без масок в любом закрытом помещении — этого слушаются. По такому « счастливому » случаю аптеки начали продавать маски исключительно оптом, от 5 штук. По евро штука, ага. Но с другой стороны, эти вот маски в магазинах, банках и салонах красоты — единственное, что напоминает нам о пандемии. А в остальном — обычное лето. Отдыхающих и яхтсменов полно, погода просто изумительная. 

Очень яркий золотой пляж Ле Лаванду

Как и ожидалось, с 1 августа количество туристов только возросло. Другая тенденция — цикады уже не просто стрекочут, сидя на своих соснах, они орут и бросаются на прохожих с высоты своего полёта. А учитывая, что это по сути весьма крупные мухи, такие нападения чувствительны. Море уже не теплеет — некуда, и так +29. Яна начала плавать без пояса и нарукавников и теперь всё время тянет нас купаться. А мы не такие фанаты, чтобы купаться по 5 раз в день. Приходится искать компромисс.

Розе с винодельни на Поркероле под 4 вида французских сыров — отличный перекус!

Мои путешествия по окрестностям заставляют иногда копнуть историю, и познания об этом регионе постоянно пополняются. Также, как о гастрономии. Вот взять хоть молочнокислые продукты. Сметана, творог, кефир и простокваша — что ещё? А у французов в запасе есть crème fraîche, fromage blanc, petit suisse, skyr, caillé, faisselle, fontainebleau и т.п. Из коровьего молока, овечьего, козьего… В этих нечеловеческих условиях крайне непросто не прибавить в весе, но мы с Маратом стараемся упирать на овощи и держимся, что есть сил. Мои любимые абрикосы ещё продают, но они уже как вата. Лето так быстро пробегает, эх.

Этим летом пока к Яне в гости приезжают одни мальчики!

Все попытки починить мотор тузика пока не увенчались успехом. Дважды его снимали и увозили в мастерскую. Поменяли турбину, датчик охлаждения, карбюратор. Почистили от кристаллов соли всё, до чего смогли добраться. Денег перевели на эти попытки — ужас! А мотор как чихал и глох, так и продолжает. Моя теория — на нем пагубно отразился карантин. Пока мотор работал каждый день, он работал. 66 дней мы провели в изоляции, мотор просто висел на тузике. Когда снова начали его эксплуатировать, сказался печальный случай с застреванием всего мотора под бетонным пирсом на Мартинике полтора года назад. Я неудачно привязала тузик, начался прилив и высокой волной и парома тузик затащило под пирс. Чтобы вытащить тузик, пришлось снимать крышку мотора и всё притапливать. Разумеется, он хлебнул солёной воды, что не прошло для совсем ещё нового мотора Хонда бесследно. В наш век никто не хочет и не может ничего починить, нет ни умелых рук, ни смекалистых голов. Могут только продать новый мотор, и то вместе с НДС. Так и ездим на берег, заводимся каждую минуту.

Антиб