Старпом: « Малыш, какие у нас на сегодня были планы? ».

Август — такое благословенное время на яхте, когда купаешься с утра до вечера и вылезать из воды совершенно не хочется. Правда, не все выдерживают такой ритм. Яночка немного простудилась и осталась сегодня без прогулки и купания. Налетевшая на один вечер Трамонтана уже забылась, и у нас снова почти полный штиль. Какое всё-таки мягкое лето на Лазурке! Градусник никогда не поднимается выше +31 и не опускается ниже +22. 

Ровно 7 лет назад, 11 августа 2013 года Марат страдал буквально в 30 км отсюда, в Грассе, парфюмерной столице Франции. Страдал, потому что всей душой рвался в Ниццу к своей мечте, белоснежному катамарану Леопард. Но 11 августа было воскресенье и выдачу катамарана дилер назначил на понедельник. Марату это было всё равно, он был готов ночевать на набережной Ниццы, любуясь на свою новую игрушку. Но я сказала — в Грасс. Каждая женщина хоть раз в жизни должна пройтись по улочкам, где сверху распыляют духи и перенюхать все ароматы в музеях и бутиках.

Свежеиспечённая Мана Мана в старом порту Ниццы.

Если бы я знала тогда, как изменится наша жизнь с покупкой яхты! Сейчас мы уже не представляем себя отдельно от катамарана. А тогда мы не почувствовали даже радости от вступления во владение лодкой. 

С утра в Грассе лихорадочно закупили посуду и постельное бельё, хозяйственные мелочи, бытовую химию. Забили всю машину под завязку, Хыку пришлось положить на колени. Приехали в Ниццу, встретились с дилером. Зашли катамаран. Уборщицы заканчивали уборку, а я с тоской осмотрела свои новые владения и подумала — драить тут придётся ничуть не меньше, чем в бывшем нашем трёхэтажном пентхаусе. И туалетов столько же — три штуки. 

Вышли с дилером в море, составили список недочётов. Пришвартовались обратно в порту Ниццы. Час таскали сумки с посудой из машины на катамаран. Уже в ночи наконец открыли бутылку шампанского, подняли новенькие бокалы и усталые до чёртиков поздравили друг друга. Усталость заслонила радость. По набережной мимо нас ходили толпы туристов, шумела музыка, и мы не понимали, как в таких условиях можно спать. Это сейчас мне не мешают ни дискотеки, ни скрип швартовых. Лишь голова коснётся подушки, сон наваливается мгновенно.

Ментон — узкая, до 500 метров полоска вдоль моря. Стопроцентно курортный город.

Возвращаюсь однако в мятежный 2020-й. Когда планы не получается построить даже на два месяца вперёд. Только построишь — приходят новые обстоятельства и смешивают всё. Латыши ввели двухнедельный карантин для возвращающихся из Франции и мы остались без гостей. Могли бы, например, с 16-23 августа порадовать кого-то тёплым чистым морем и вкусной едой, но кого? Будем радоваться сами, тоже неплохой вариант.

Зато Черногория открыла границу с Россией и у меня появилась возможность слетать за визой, а заодно оформить ещё несколько бумаг. Правда, для этого надо добежать до Черногории. Каких-то 950 миль, но Тирренское море коварно, а в Адриатике я отродясь не бывала, зато слыхала ужасное слово Бора. 

Купание — главное развлечение августа. Гулять в середине дня жарковато, а прыгнуть в море — в самый раз. Главное, соблюдать меру, а то можно и простудиться 

На этой неделе мы принимаем гостей из Чехии. Постояли у любимого Кап Ферра. Пользуясь штилем, сходили в Ментон. Дело в том, что там на якоре почти всегда качает, но зато если штиль — то это райское место. И мы, и гости получили большое удовольствие от посещения этого последнего перед границей с Италией городка. Я без устали гуляла по городу и окрестностям. Забрела в кемпинг на окраине Ментона, поглядела, как живут наши сухопутные собратья-кочевники. Так себе живут, жарко и пыльно. На яхте не в пример лучше. Яна с маленьким другом часами бесились в фонтанах на набережной. А вечером нас окружили огоньки и было сказочно красиво. Кроме того, я наконец-то купила новый купальник, и ничего что лето скоро закончится. В конце концов, на Мана Мана лето круглый год. Огорчило только обязательное в Ментоне ношение масок на центральных улицах и набережной. Никак не могу привыкнуть к этому предмету гардероба. Мне всё время кажется, что я задыхаюсь и что меня никто не слышит. 

Пляжи я теперь фотографирую только на ходу, по дороге на яхту. Никак не могу вспомнить, каково это — провести на пляже целый день. Загорать и купаться. Так давно этого не делала, что забыла свои ощущения. В Ментоне половина пляжей песчаные, половина галечные. Организованных пляжей мало, всё больше народные. Кафе тянутся вдоль всех пляжей, что очень удобно.

С приходом августа отдыхающих на пляжах и набережных стало в разы больше, а яхтсменов почему-то меньше. Когда Марат месяц назад поднимал дрон в бухте Вильфранш, в кадр попало 164 судна. А вчера мы простояли там целый день и на взгляд лодок было в 3-4 раза меньше. Возможно, это объясняется тем, что в июле после снятия ограничений в море вышли все, кому позволяла техническая возможность. А сейчас охоту сбили и лодки снова пылятся в маринах. В порту Канн впервые были места на пирсе для суперяхт, а самих суперяхт я насчитала буквально штук пять. Конечно же, все отвисают на Сардинии.

Завтра уйдём на Леринские острова, Шелли так нравится там гонять куропаток в монастырских угодьях.