Сбежавший тузик

Динги, в просторечии тузик, даёт яхсмену феноменальную свободу. Это даже не машина, которой можно найти альтернативу в виде общественного транспорта. В конце концов, можно дойти пешком. С яхты пешком не дойдёшь никуда. Иногда, когда берег позволяет, можно доплыть до него с непромокаемым мешком, но это какой-то уже экстрим. Так что без тузика яхта может ходить только от марины к марине, что вполне подходит для небольшой яхты. И совершенно неудобно для катамарана, поскольку цена стоянки высока, а мест часто нет. Для нас потеря тузика означает вынужденную стоянку в марине и 7500 евро чистого убытка. Такова предыстория вчерашнего происшествия.

Наша якорная стоянка в Морро Хабле

Наш катамаран стоит сейчас на юге Фуэртевентуры, возле приятного во всех отношениях городка Морро Хабле. Стоит, разумеется, на якоре, так как в порту мест нет. Старый муниципальный порт не расширяют. А кроме того, мы любим стоять на якоре, в уединении. Высадившись днём в порту на тузике, мы разделились: Марат с Яночкой и Шелли пошли на пляж, где они подружились с русской семьёй с двумя девочками из Германии. А я пошла в прачечную, Водафон и магазин. Закончив свои дела, вернулась на катамаран и стала варить борщ. Погода меж тем стремительно портилась. Подул сильный северо-западный ветер, который всегда приносит дожди даже в такую пустыню, как Морро Хабле. Поднялась волна. Позвонил Марат и « порадовал »: его телефон садится, и если сядет совсем, я должна буду забрать их с Яной в порту в 8 часов вечера. Я расстроилась: солнце садится в 6 и ехать по волне в полной темноте не слишком-то приятно. Кроме того, было какое-то предчувствие нехорошего. Но делать нечего, в 8 так в 8.

Сварила бульон, порезала овощи. Даже не знаю, зачем я вдруг вышла на корму. Вероятно, пресловутая чуйка, о которой недавно писал Марат. Вышла и увидела, как наш тузик быстро дрейфует в открытый океан, а верёвка, которой он был привязан, уныло свисает с утки в воду. Поскольку на мне было длинное домашнее платье, в котором только тонуть, а не плавать, я побежала в каюту снимать его и натягивать купальник. Наверное, надо было просто быстро скинуть его и прыгать в воду в трусах. Но в состоянии стресса не всегда соображаешь хорошо. Вернулась через минуту и поняла, что прыгать в воду поздно. Тузик удалялся с такой скоростью, что я бы его просто не догнала. К тому же, волна высокая, пловцу не видно ничего дальше нескольких метров. Именно потому, что я неплохо плаваю и часто купаюсь в океане, я не питаю иллюзий на этот счёт. Солнце как раз село и быстро надвигалась темнота. Что означало, что через полчаса тузик не сможет найти уже никто. Отдрейфует к Западной Сахаре, где его и выкинет на песочек.

Порт Морро Хабле

Позвонила Марату, кричу — беда! Тузик быстро уносит в океан! Беги в порт, ищи катер. А Марат с Яной сидели в немецком ресторане и им в этот момент принесли рёбрышки и детскую пиццу. Даже Шелли чем-то покормили и дали воды, такой у них сервис. Пришлось Марату бросить своё блюдо на столе и бежать целый километр через высокий холм, в порт. Задыхаясь, Марат бежал, а для Яны это было пока ещё было очередное приключение. Тем временем я попыталась вызвать по рации костгвард или марину. Минут пять кричала по всем каналам, и никто мне не ответил. Звонила в марину по телефону, найденному в гугле — тишина. Глухое местечко. Тогда я завела оба двигателя и попыталась поднять якорь, чтобы догнать тузик на катамаране. Но это мне не удалось. Мало того, что ветер задувал 20 узлов и катамаран кидало на волне. Как назло, пульт от якорной лебёдки барахлил. Уже сегодня Марат обнаружил, что один из трёх проводов внутри сломался, и спаял его. Бегая на мостик подруливать, в купальнике, на пронизывающем ветру, я как-то я всё же вынула метров десять цепи. После чего сдалась и скинула цепь обратно.

Верёвка перетёрлась

И тут позвонил Марат — порядок, мы уже выходим в море за тузиком. Они с Яной нашли в порту отзывчивых испанцев на дайвботе, которые собирались ехать домой. Отказать яхтсмену с маленькой девочкой не смогли. Вернулись на свою лодку, залили из канистры топливо, завелись и помчались вдогонку за беглецом. Опытнейший яхтсмен, испанец сразу сказал — я знаю, куда тузик могло унести. И всё же поимке тузика мы обязаны его супруге, которая зорким глазом разглядела в сумерках наш тёмно-синий тузик без огней. Марат прыгнул в тузик, а испанцы передали ему Яну с Шелли. Завёлся и тут же тузик захлестнуло волной. Мокрая с головы до ног Яна стала плакать, а Шелли скулить. Все две мили, на которые унесло тузик от катамарана, дайвбот сопровождал его. И только убедившись, что все благополучно добрались до катамарана, испанцы уехали. Ни о каком материальном вознаграждении и слушать не стали. Морское братство.

Ушко тузика оказалось повреждено

Больших трудов стоило успокоить мокрую плачущую Яну. Плюшевый тигрёнок с синим хвостом тоже вымок до нитки. Шелли от стресса сделала лужу на коврик. Тузик сразу же подняли и я пошла доваривать свой борщ. Осмотрев сегодня тузик, с удивлением увидели, что верёвка просто перетёрлась, потому что ушко, к которому она крепилась, помято и поцарапано. Такое ощущение, что тузик бился обо что-то, привязанный в порту. Хотя вроде бы не обо что. Марат всё уже починил, и якорный пульт и тузик.