Сегодня мне приснился красивый сон

что я лечу в Петербург. Или в Москву. А может в Киев или Минск. Ну вы ведь знаете, как это во сне бывает — там никогда нет точных привязок ни к месту, ни к времени.

И я бы даже не запомнил этот сон, как мы не запоминаем миллионы других снов. Но тут перед рассветом с полочки на мостике ветром на палубу скинуло случайно забытую пустую баночку из под пива. Скинуло словно для того, что бы этот яркий сон отпечатался в моих синапсах во всех деталях. Любой резкий звук на судне, это предвестник писеца. Но я то сразу понял причину и поэтому спокойно перевернулся на другой бок. Однако, существовала другая сила, которая только и ждала повода. Мое спокойствие было бито.

Старпом… эээ в данном случае в ночном аватаре жены, мне высказало всё накопившееся за последние восемь часов. А накопилось там, видимо, много. Я оказался просто черным демоном во плоти. Да еще и сонным, что усугубило. Каюсь, перечисление своих грехов я слушал невнимательно. Тем более я их и так знал и даже гораздо обширнее и интереснее. Практически в 5D. И даже за них не раскаивался, ибо меня в них обвиняла еще моя бабушка, мир ее праху уже таки сорок лет.

Но это все беллетристика. А я же за сон пытаюсь сказать. Так вот — сон этот, скорее всего, пророческий. Ибо другие такими яркими не бывают. И кабак с пивом и ребрышками, там был вырисован так ярко и вкусно, что чуть слюной не захлебнулся. И главное — я ведь столько людей видел за тем столом…

Решение принято. Впервые за последние четыре года я покину борт Манюшки. А за восемь лет это добавит только несколько дней к полтора неделям на берегу. Страшно ли мне выйти на сушу? Конечно нет! Верю ли я, что кто-то меня ждет в Питере-Москве-Минске? Конечно нет! Что может меня напугать и кому нужен старый водяной и кто его там может ждать? Кому он там нужен, даже если душа его светла, рюкзак полон вкусейшего мохамо, а рот пузыриться интереснейшими историями?

Ноябрь…