Капитан, он же инструктор, он же папа

Прогноз перед выходом совсем не радовал. Сплошные штили. Отдельные, особо продвинутые товарищи, которых я же в свое время научил этими самыми прогнозами пользоваться, даже по доброму язвили в комментариях, предрекая сотни литров сожженной соляры. Однако, мы не такие, а вовсе даже настоящие, просоленные и прожжённые яхтсмены. Волки. Поэтому океан нас любит.

Так что, наплевав на прогноз, поставили все паруса и полетели. Нам ведь много не надо. Одарил нас хозяин морей пятью-семью узлами мягкого и теплого ветерка, мы и рады. Когда волны нет, оно как то уютнее на борту. Можно с утра до ночи заниматься полезной учебой под музычку из романтической коллекции. Кушать вкусные супчики и пловчики, решать всякие задачки, попивая в перерывах кто-то холодное пивко, а кто-то ароматный кофе с кардамоном и ромом.

полнолуние вахта катамаран

Вот с направлением было непонятно. То ли на Мадейру идти, то ли еще куда. И дабы избежать споров и не нарушать идиллию, решили дать ветру самому возможность выбрать. А этот шалун сам никак не мог определиться, поэтому вел нас примерно в сторону Исландии. На что мы ему улыбались и подбадривали — главное дуй, а куда, это дело уже десятое.

Вообще людей на яхтмастер оффшор обучать гораздо легче, чем начинающих. Они уже опытные, походившие. Надежно забывшие всё, чему когда то учились. Однако, при должном старании и опыте обучителя, довольно несложно вытащить наружу из подсознания нужные знания. А мне остается только читать лекции и разбирать непонятное. Ну и, конечно же, готовить. Это дело я тоже люблю. Нас ведь не зря называют «плавучий ресторан Мана Мана».

Про рыбу. Теоретически, я всегда готов к океанской рыбалке. Есть воблеры, есть кальмары, есть два-три катушки и есть запас лески. Но вот к чему приготовится сложно, это к потере снастей. К потере, вызванной нерасторопностью вахтенного. И можно сколько угодно объяснять порядок действий при срабатывании катушки, все равно вахтенному требуется несколько секунд, что бы сообразить, что происходит и еще тратится несколько секунд на истошный крик — «Рыба, рыба!!!!» А что дальше? А дальше, раздается звук «чпок» и мы остаемся и без лески и без наживки и даже без катушки. Потому что за то время, пока с огромной скоростью выматывается леска, стачиваются тормозные диски. И когда это повторяется несколько раз подряд, рыбалка заканчивается. Путем уничтожения матчасти.

Ну и вот в таком спокойном сейлинге и прошла первая треть нашего пути. Практически идиллия. Ну если не считать периодических вопросов — а куда мы идем, а на Мадейру зайдем, а почему мы сейчас не туда идем? Ну это судьба любого яхтсмена, давать классические ответы из Шрека.

Голубое небо днем, пологая океанская волна от приближающегося циклона, почти полная луна ночью. Океан сверкает и переливается, за кормой два флюоресцирующих следа, словно колея. Тихонько играет музыка, смешиваясь со звуками ветра и воды. Удобный гамак и полный расслабон в переднем кокпите. Это именно то, как представляется людям океан в мечтах…

В целом, Манюшка показала весь свой огромный потенциал, от чего экипаж, до этого ходивший только на яхтах, впал в некий экстаз. Ибо они много раз слышали, что катамараны не ходят остро против ветра, что они огромные неповоротливые туши, неспособные идти на слабых ветрах и всякие такие глупости. Но когда ты стоишь на вахте и своими собственными руками настраиваешь паруса и видишь, как лодка легко идет тридцать один градус к ветру, снимая с пяти узлов истинного пять с половиной скорости, мир переворачивается.

К Мадейре подходили уже на усилении ветра. И десять вымпельных узлов захватывающей дух скорости в острый бейд, с режущими волны носами, были хорошей наградой за трое суток условного штилевания. На Мадейре надолго останавливаться не стали. В темноте бросили якорь в бухте востоке острова, недалеко от марины Кинта да Лорде. Взяли прогноз, совершенно офигели и рано утром ушли в сторону Гибралтара. Погода. Дрянь.

ласточка в океане

Ах да, птички. Птички в океане, это самое обычное явление, как и кальмары на палубе. В этот раз гостьи оказались предельно наглыми. Буревестник, окольцованный сразу двумя кольцами на обеих лапках вел себя прилично, как и положено зайцу. Сидел либо на крыше, либо на лезиджеке. А вот две ласточки или стрижа, увы, но я не орнитолог, оказались предельно наглыми. Одна поселилась на яниной кроватке, в обнимку с ее плюшевой таксой. А вторая на камбузе. И при этом постоянно норовила сесть кому-нибудь на руку. Стоило взять банку пива и поднести ко рту, она тут, как тут. Что жутко нервировало Хыку. В итоге охотничья такса все таки улучила момент на рассвете и птичка осталась одна. Которую я на Мадейре вытащил из какой-то щели и отпустил.