Дневник Дубаи-Турция 2015 на катамаране Ева.

Дубаи — Турция. Первая часть. Персидский залив-Ормузский пролив-Оманский залив.

Данный текст не несет никакой художественной ценности, поскольку писался на вахтах и не подвергался дальнейшей обработке. Это просто небольшой дневник.В нем часто встречаются слова «ветер», «волны», «течение» и прочие, но именно эти вещи в тот момент казались важными. Зато в нем нет красивых закатов и рассветов и того, чего не было в голове в момент написания. Сейчас некоторые написанные вещи кажутся неправильными, но я их не стал менять, как записал, так и записал.

Вступление.

Почему я согласился на этот поход? Сам не знаю. Авантюрный характер наверное. Ну и интересно же. Я не планировал перехода на своей лодке в этом регионе, тем более с женой и дочкой. А тут удобный случай пройтись необычным маршрутом. Опасность пиратства меня не очень пугала, так как пик нападений уже прошел, плюс годы, проведенные мной в Западной Африке, тоже не отличались излишней безопасностью. Зато какие красивые названия! Персидский залив, Баб эль Мандеб, Аденский залив, Аравийское море, Оманский залив, Ормузский пролив, Суэцкий канал. Эти слова меня влекли еще с детства. Да и плаванье в условиях переменных неуказанных течений, неотмеченных рифов и мелей, неточности работы GPS даёт совершенно бесценный опыт, в отличие скажем от океанского плаванья, где все достаточно линейно и предсказуемо.

Вот чего я не понимаю, это почему со мной согласились пойти Дима и Маратыч. Точнее — согласились сразу, без обдумываний. Но это надо у них спрашивать. Я человек скромный, и слова Димы, что если бы предложил кто-то другой, то он бы отказался, всерьез не воспринимаю. Хотя впрочем Маратычу в море лучше, чем на суше, без разницы, куда идти. 🙂

Однако команда у нас подобралась хорошая. Со всех точек зрения. И психологическая совместимость практически идеальная. И по распределению ролей все отлично. Все опытные, умные и в достаточной степени деликатные. Маратыч прекрасно ладит с механизмами, Дима очень хороший яхтсмен, немного не хватает опыта именно катамаранного, но это быстро приходит.

Про лодку.

Катамаран Eva, это очень неплохо укомплектованная Salina 48 производства Fountaine Pajot. С кучей достоинств и определенным количеством недостатков. Но в целом лодка показала себя надежным и комфортным судном, даже в штормовых условиях.

Про вахты.

Вахты с самого начала были установлены очень правильно. Ночь разделена на три части по четыре часа, начиная с семи вечера, до семи утра. То есть каждый член экипажа полноценно высыпался между вахтами и в то же время достаточно уставал, что бы быстро заснуть после вахты.

Вообще, судовое время — вещь очень удобная. Как известно, устанавливает его капитан, руководствуясь только личным желанием. Вот скажем, на Мана Мана есть правило – не наливать до адмиральского часа. Это правило нарушать нельзя. Но иногда капитан может изменить судовое время на другой часовой пояс, руководствуясь душевным и физическим состоянием экипажа.

По мере движения на юг и запад мы просто изменяли судовое время, оставляя прежний ритм. Самая приятная вахта лично для меня – с трех ночи до семи утра, встречая рассвет. А самые неприятные — в безлунную ночь на волне. Не видно линии горизонта и очень сложно выискивать огоньки деревянных рыбацких суденышек и грузовых доу, не заметных на экране радара. Хорошо, что у нас стояла защита винтов, которая очень эффективно резала сети. Один Ктулху знает, сколько мы их порезали и от скольких проблем избавились.

Днем за морем кто-то постоянно следил, но фиксированной вахты не было, за исключением районов со сложной навигационной обстановкой.

Про электричество.

Вот чего у нас было от пуза, это электричества. Литий-ионные батареи — это сила. Постоянно работающий большой холодильник на 220 вольт, электрочайник, тостер, хлебопечка и так далее. Но дело даже не в том, что они позволяют высокий ток разряда, самое главное, что у них высокий ток заряда. 120 ампер против 40 ампер у свинцовых. Хватает запустить на полтора часа в день генератор, что бы восполнить суточный расход. То есть полтора литра солярки в сутки полностью закрывают все потребности. Ну и плюс солнечные панели, добивающие еще где-то 120 ампер/час за световой день.

Про связь.

У нас был спутниковый терминал, подключенный к компу. Мы установили мощный файрвол, закрыв им все внешние коннекты. Потом поставили мессанджер Telegram, только ему разрешив выход в Интернет. Ну и потом все наши жены и Слава добавились в мессанджер и мы могли спокойно с ними переписываться, практически вообще не расходуя траффик. Очень удобно, что Инмарсат тарифицирует траффик по байтам, а не по килобайтам или мегабайтам. За час беседы в Телеграме расходуется примерно 1 доллар, что очень разумно.

Ну и плюс один из моих друзей ежедневно отправлял нам обзор новостей через бесплатный sms сервис Инмарсата.

Про навигацию.

Встроенный чартплотер мы использовали только как экран радара и AIS. Основным у нас был iPad с установленным Навиониксом и Транзасом. Вообще, у GPS в этом регионе очень маленькая точность. Погрешность достигает двух миль, что практически не позволяет использовать его для нормальной навигации. Бумажные карты тут тоже не помогают, у меня были сканы последних транзасовских карт, так даже там половина районов, по которым мы идем, указаны, как неисследованные, что уж говорить про Навионикс. Поэтому использовался визуальный сейлинг плюс общее представление о направлении движения. Несколько отсканированных лоций также особой помощи не принесли.

Но в целом навигация никаких особых сложностей не доставляла, за исключением течений, совершенно произвольно таскавших нас то вперед, то назад.

Про прогнозы погоды.

Раз в три дня мы скачивали GRIB через спутниковый терминал, тратя на один недельный прогноз примерно 1.5 доллара. Для уменьшения размера файла мы отключили волны, облака, температуру и прочее, скачивая только ветер и давление.

Как ни удивительно, но прогнозы практически всегда соответствовали реальности. Ветер мог быть чуть сильнее или чуть слабее, но примерно в указанном направлении. Только в Красном море разница в силе ветра по отношению к прогнозу выросла примерно до одного балла по Бофорту. И при подходе к Порт Галиб прогноз ошибся на сутки, указав неправильное время прихода шторма. Ах да, еще он нас сильно подставил после Порт Саида, не предупредив о северном шторме, который нас изрядно потрепал.

Про припасы.

Тут у нас вообще никаких проблем не было. Наличие громадного холодильника сняло все вопросы с продуктами. Куча мороженного мяса, молоко, овощи и так далее. На всякий случай двадцать банок тушенки.

Топливный бак на Салине не очень большой, всего 450 литров, но мы докупили еще двадцать 22-х литровых канистр и залили их качественной оманской соляркой, закрепив на корме. Плюс канистра бензина для тузика.

С водой отдельная тема, но тоже недостатка не испытывали.

Ну и про пиратов и оружие.

Почти все яхтсмены, которые шли в последние годы этим путем, пишут о том, что запасались либо фейковым, либо реальным оружием. И когда я первый раз сказал, что собираюсь пройти Аденским заливом, меня засыпали вариантами того, как нам стоит вооружиться. Там была покупка автоматов Калашникова в Йемене, где они продаются совершенно легально, даже с разрешением. И пневматика, и ракетницы, и арбалеты, у кого насколько работала фантазия.

В итоге мы не стали брать ничего. Не буду объяснять мотивы, тут каждый видит свое. Замечу только, что мой личный опыт проживания в опасных странах показывает, что наличие оружия проблем не решает, а часто их только создает.

О формальностях и властях.

Если делать все спокойно, то формальности никаких проблем не доставляют. Важно не совершать лишних шагов и не доверять агентам. Есть страны, где оформиться без агента невозможно, но тогда цену на оформление надо узнавать заранее, что бы не быть сильно удивленным в момент оплаты. Например, британцам, зашедшим на сутки для дозаправки в порт Салала за полгода до нас, агент выставил счет на 4 тысячи долларов за свои услуги. Вообще, на всем маршруте у нас не было проблем с властями, за исключением подхода оманской береговой охраны и обстрела со стороны египетских пограничников в районе судано-египетского конфликта. Ну и обычное мелкое вымогательство всеми, кто только встречался на пути.

Дневник.

21 февраля 2015

Последние две недели мы потихоньку готовили лодку, гуляли по Дубаю и Абу Даби, купались в бассейне и пили пиво. Задержка была вызвана чисто техническими проблемами с регистрационными документами на катамаран.

А за двое суток до запланированного выхода Эмираты решили проводить нас настоящей песчаной бурей.

Лодка покрылась толстым слоем мелкого, словно мука, песка. Который забился во все щели, включая постельное белье. Ну ничего, отмылись, сходили на заправку и залили полный бак. Канистры решили долить в Омане, по слухам там солярка в два раза дешевле.

22 февраля 2015

Ага, ну мы наконец поехали. Слава закончил все свои дела в Дубай и в четыре утра Ева вышла в море. До Муската они с женой идут с нами и оттуда улетают домой.

Переход по Персидскому заливу и Ормузскому проливу ожидается совсем простым и в чем-то даже романтичным.

Но сначала нам надо оформить выход из ОАЭ, поэтому двигаемся вдоль берега на таможенный причал. Даже в темноте видны волны, гуляющие по заливу. Хотя идти до exit point идти всего 24 мили, сразу от входа мы поставили грот и двинулись к судовому ходу. На AIS видна целая вереница судов, выходящих и заходящих в порт Дубай. Двухметровые волны встретили нас сразу после выхода из-под защиты недостроенного искусственного острова в виде пальмы.

Запросив у портконтроля по рации разрешение на пересечение портового фарватера, ждем. Диспетчер-индус, отчаявшись понять, что тут ночью делает парусный катамаран, разрешает проход, притормозив контейнеровоз.

Вообще, парусная яхта для этого региона — полная экзотика. На все Арабские Эмираты и Оман найдется, наверное, штук пять яхт и ни одного катамарана.

Проходим мимо горящего огнями города.

Двигаемся под парусами, маневрируя между насыпными островами, которые должны были стать самой дорогой в мире недвижимостью, но сейчас стоят заброшенные и производят довольно унылое впечатление.

Из четырех гигантских намывных островов достроен только один. Очень наглядное доказательство того, что мировой кризис никуда не делся.

Ветер около 20, мы идем со скоростью 8-10 узлов. Уже на рассвете доходим до пирса береговой охраны в Старом Дубай и швартуемся.

Переговорив с офицером, переходим к таможенному причалу, выглядящему, как бетонная стена на полметра выше нашей крыши. На причальную стенку наклепаны громадные резиновые отбойники. Кое-как пристраиваем кранцы, привязываемся к огромным кнехтам и Слава с документами уезжает в Оманское посольство. А мы — спать.

Просыпаюсь от жесткого удара в корпус катамарана. Бегу смотреть. Вот черт, расслабились мы совсем. За полтора часа приливом Еву подняло больше, чем на метр, кранцы ушли выше и мы бортом легли на эти гигантские отбойники. Теперь весь борт испачкан черной резиной. Перевязываем кранцы и Маратыч с тряпкой и растворителем за полчаса отчищает борт.

Возвращается Слава. Новости невеселые – оманские визы будут только завтра или послезавтра.

Возникает дискуссия. Мы с Димой считаем, что надо идти, даже если не будет виз. В умных книжках написано, что их наличие не обязательно для захода в Оман. Слава настаивает, что нас не пустят. Мы не понимаем, что значит не пустят? В любом случае, в Мускате нас пустят хотя бы к таможенному пирсу. И Слава с женой смогут спокойно сойти на берег.

Но к сожалению, паспорта уже в посольстве. За это время разгулялись и ветер и волна. Уходим на якорь в узкий пролив между заброшенным намывным островом и набережной старого города. От ветра тут защиты нет, но от волны прикрыты. Ночью раздувает под 50 узлов, якорь держит.

Я сварил гороховый суп на говяжьей косточке. Дима запек баранью ножку с морковью. Слава решил проветрить лодку, открыл передний люк в салоне и естественно волной залило компьютер. Пришлось ему ехать на берег, покупать новый системный блок.

23 февраля 2015

Стоим на якоре напротив отеля Хайат, пьем остатки сидра, ждем визы. Ветер дует, но потише, 25-30 узлов. Очень переживаем, так как собирались на этом ветре долететь до Омана, а теперь по прогнозу три следующих дня ожидается штиль.

Как потом выяснилось, эти визы нам все-таки были совершенно не нужны. Да и оформлять выход не было необходимости. Вообще к яхтсменам в мире относятся намного проще, чем к обычным людям. Но убедить в этом Славу у нас не получилось. 🙂

Совершенно бездарно проведенный день, наполненный желанием уйти наконец в море и бесцельным валянием на диване. Даже писать не о чем.

24 февраля 2015

Слава уехал в посольство Омана и через два часа прислал долгожданную смс. Визы дали, ура, мы снова в деле. 🙂

Снова встали к таможенному пирсу. Кроме нас там уже стояли три доу. Доу, это такая иранская грузовая большая хрень. Без мачт или с короткой мачтой, с одним тракторным дизелем.

Сделана исключительно из грубого дерева, украшена всякой резьбой и колоннами. На волне на нее страшно смотреть, так ее мотает. Таскают по всему региону холодильники, телевизоры, подержанные машины. Кстати, доу чаще всего выступали в качестве современных пиратских кораблей. Самое распространенное в этом регионе судно, совершенно незаметное на экране радара.

Прошел час и доу стало девять, еще через час больше тридцати. Они стояли в восемь рядов, пришвартованные друг к другу, перегораживая весь канал, ведущий вглубь старого Дубай. Таможенник сказал, что их в порту скопилось больше 150 штук.

Два дня был «шторм», как местные его называют, и портовые власти не выпускали доу море. «Потому что если мы их выпустим, то они через час начнут кричать, что бы мы их спасали!», объяснила нам какая-то личность в мундире.

Таможенные формальности закончены и мы наконец вышли. Прощай Дубай, надоел ты уже хуже горькой редьки. Этот город оставил у меня странные впечатления. Совершенно искусственное образование. Гигантский торговый центр посреди пустыни, сделанный индусами для индусов с разрешения арабов.

Срезали путь по строящейся насыпной пальме.

Идем вдоль берега под геннакером 4-7 узлов.

Слава поставил две блесны. Мне идея сразу показалась не самой удачной. Так и есть – через час наезжаем на сеть, минус блесны.

Еще через час на вторую сеть. Лодка на секунду замирает, потом раздается звук лопнувшей тетивы и мы идем дальше. Установленные защитные ножи работают, как часы, срезая все, что попадается нам на пути.

Третью сеть ловим еще через три часа, с тем же плачевным для нее результатом.

Сделал турецкий суп-пюре из чечевицы с лимоном и мятой. По моему получилось намного лучше, чем в ресторане.

Шли всю ночь. Как и планировалось, к эмиратскому порту выхода подошли на рассвете.

Очень забавное место. Громадная марина мест на 200, абсолютно пустая. До рабочего состояния достроены только два понтона на 40 мест. Есть электричество, вода, санузел с душем и горячей водой. Все служебные домики сделаны из стандартных складских ангаров.

А главное есть бар с Интернетом и пивом. Правда пиво в запертом на замок холодильнике, закрытом черной пленкой. Но вкус от этого хуже не становится. Для всех лодок единый прайс, вне зависимости от размера. 30 долларов в сутки с включенной водой и электричеством.

Формальности заняли порядка трех часов. Всеми документами занимался агент. Перед самым выходом пришли таможенники и обыскали лодку. Пошарились по шкафам, порылись в постелях, проверили все лекарства. Единственное, что нашли предосудительного, это восемь бутылок рома. Покосились на них неодобрительно, однако ничего не сказали. Но по моему они просто хотели посмотреть невиданную ранее зверушку под названием катамаран поближе.

На обед решили проверить купленную в Дубай тушенку из «настоящей бразильской говядины». Мнения разошлись. Я и Маратыч объявили, что готовы есть ее каждый день. Димка же испугался и предложил оставить ее на самый крайний случай, потому что употребление молотого картона с ароматизаторами нарушает его тонкую душевную структуру. J

Вышли из марины около двух часов дня в сторону Ормузского пролива. Ветра нет вообще. Моторим. Через пару часов после выхода подлетел маленький катер с большим пулеметом. Проверили документы, посмотрели как на идиотов и отвалили.

Ещё через час подлетел уже большой корабль с пушкой. Причем пушка с расчетом, в боевом положении. Сделали круг вокруг нас, пофоткали айфонами, и видимо поняв, что при попытке пришвартоваться просто раздавят нас, улетели со скоростью истребителя. Нам бы такие турбины и столько халявного топлива.

Люба приготовила большую кастрюлю мясо-овощной подливки и сварила гречи. Отлично пошло.

25 февраля 2015

Прошли Ормузский пролив по внутреннему коридору. По левому борту в офшоре сплошным потоком идут грузовые суда. В пределах трех миль от нас их постоянно не меньше полутора десятков. Перед выходом нам рассказали страшилку о том, как недавно во время регаты британская яхта подошла к территориальным водам Ирана и была быстренько захвачена иранскими пограничниками. После чего их пару месяцев помариновали в тюрьме, отобрали яхту и выслали из страны. Так что не хотим мы подходить к Ирану.

На картах указаны сильные течения, однако в наличие наблюдаем их отсутствие. Пока эта часть пути идеальна для семейного круиза. 🙂

День. Ветра нет, занимаемся мотосейлингом. Скачали по спутнику GRIB, через сутки к нам приходит 40+ и волна. Решили поторопиться.

Вокруг крутится большой военный корабль, периодически вызывая проходящие суда. Нас не трогает. Идем по Оманскому заливу.

Ночью с кормы на расстояние метров в 300 подошло какое-то судно. На радаре оно наблюдалось хорошо, а визуально его не существовало, огней не было. На всякий случай поднял ребят, однако суденышко отвернуло и ушло в сторону Омана. Вернулось через час, прошло у нас по носу и, взрыкивая турбиной, улетело к основному судовому ходу. Скорее всего костгвард, не зря их в серый цвет красят, фиг заметишь в темноте.

26 февраля 2015

Увидели тот самый военный корабль, который сопровождал нас ночью. Оказался просто огромным, с вертолетом на корме. Море гладкое, как стол. Скинули сразу четыре блесны в надежде на сашими.

Слава на обед сделал стейки на гриле. Получился отличный пикник на палубе. Не хватало только вина или пива. Когда уже доедали, вдруг резко началась сильная вибрация на работающем двигателе. В прыжке заглушил его и лег в дрейф.

Слава достал короткий гидрокостюм и собрался лезть в воду. Мне идея совсем не понравилась. В воде плавают какие то метровые червяки, извиваясь словно змеи. Причем их очень много. Явно что то медузоподобное. И выглядят они далеко не безобидными. Надо будет потом погуглить, что за твари.

Засунув голову под лодку, я увидел висящий на винте длинный целлофановый рукав. С помощью рыболовного крюка стащили гадость с винта. Защита явно не расчитана на пластик, он просто обматывается вокруг нее. Завелись, все в порядке, едем дальше.

Ночью в пятидесяти метрах по курсу нас подрезала доу, незаметная на экране радара, а сразу за ней еще одна доу без ходовых огней. Что бы разойтись, Диме пришлось практически полностью остановиться. Вообще в этом регионе не получается расслабиться на вахте, движение как на Невском проспекте.

Вода сильно флюоресцирует, все море вокруг усыпано вспыхивающими огоньками, а волны от бортов светятся ярко-зеленым цветом.

По корме остается яркая колея, словно от громадного джипа. А когда в темноте сливаешь воду в туалете, то получается светящийся водоворот. J

В три часа ночи мимо проходил четырехсотметровый танкер, я специально подошел к нему метров на триста, что бы насладиться голубым облаком, в котором он летел.

А вот попытки сфотографировать это явление натолкнулись на несовершенство техники.

27 февраля 2015

Тихо и спокойно дошли до столицы Омана Муската.

За три мили до Старого порта запросили у портконтроля разрешение пройти в яхтенную марину. Ответа оператора не поняли, но вроде он не возражал, хотя какая разница, главное ведь запросили.

К обеду добрались до Shangrila Hotel&Spa Marina. Очень приличная марина, с бассейном, рестораном, баром и интернетом.

Правда, нам там очень удивились, сказав, что мы должны были сначала прийти в порт, оформиться и только потом перейти в марину, но в итоге вызвали какого то антуражного араба самой мошеннической внешности, который назвался агентом и пообещал все вопросы решить. Уже потом мы поняли, что оманские агенты, это одна из разновидностей сомалийских пиратов.

Сели в ресторанчике и вкусно попили пивка под баранину.

Стоимость за ночь далеко не божеская – 250 долларов в сутки. Но в баре цены вполне разумные. Пиво 6 долларов за пинту, горячее 20 долларов. Маратыч развернул wifi антенну, прикрепив ее к багру, а багор привязав к крыше Евы.

В марине, кроме нас стоит только одна парусная яхта. По виду типичный кругосветчик, но выглядит совсем заброшенной, прямо на наших глазах ветром вытянуло стаксель на треть и стало трепать. Сказали об этом маринерам, но никакой реакции не последовало. Мне подумалось, что лодка арестована за что то или просто брошена.

Ночью сильно задувало и волны закатывались в марину. Мы стоим у самого входа, покачивает, но зато уходить будет легко.

Зашли на заправку, залились качественным оманским дизелем по 30 центов за литр. Ах, если бы столько стоила солярка на Средиземке! А вот вода в марине отвратительная. Ей даже мыться неприятно, хлоркой несет хуже, чем в советских бассейнах. Все таки надо иметь на борту мощный префильтр для заправляемой воды, можно себе и баки убить и помпы.

28 февраля 2015

Долго разбирались с агентом. Он развил бурную деятельность, ездил несколько раз в город, изображал непонимание. Проблема была в том, что у Славы и Любы не было оманских виз, зато был резиденс пермишен в Эмиратах. Но в результате все вопросы вроде решили.

Нам поставили штампики в паспорта и мы смогли выехать в город, чтобы докупить питьевой воды и хлеба. Хотя никакого контроля в марине, естественно, нет и никого наши визы не интересуют. Таксист взял ровно столько, сколько написано на noonsite, то есть туристическую цену. Для местных в два раза дешевле.

Оман произвел странное впечатление. Хотя страна весьма цивилизованная, но какая то другая. Иная, темная 🙂

Попрощались со Славой и Любой, дальше двигаемся втроем.

Они помахали нам ручкой с дамбы. По плану ребята прилетят уже в Египет, или в Порт Галиб или в Хургаду.

Вышли, поставили геннакер, потом посмотрели на ветер, подумали и поменяли на геную.

Идем 5-7 узлов.

Вызывает портконтроль, одновременно с смс-кой от Славы.

Стандартная история и его ошибка. Перед любым обращением к агентам надо фиксировать стоимость их услуг. В итоге агент выставил к оплате 1000 долларов только за проставленные в паспортах визы.

Но на любую хитрую попу найдется своя клизма. Мы быстренько покинули марину, а Слава остался в офисе. Когда агент понял, что взять лодку заложником не получится, он побежал в портконтроль. А дальше разговор по радио, вызвавший у меня дежавю. Точно такой же был в прошлом году на Кипре, в марине Лимассол.

— Катамаран Ева, катамаран Ева, портконтроль.

— Слышу вас, портконтроль.

— Вам нужно немедленно вернуться в марину.

— Что случилось, портонтроль?

— Вы забыли очень важные документы, без которых вас арестуют по пути в территориальных водах Омана и вы не сможете зайти ни в один оманский порт.

— Мы не планируем заходы в оманские порты и выходим из зоны контроля.

— Ээээ… катамаран Ева, вернитесь в марину, вас там ждем агент.

— В настоящий момент в марине находится владелец судна, пусть агент разговаривает с ним, продолжаю движение.

— Ок.

Переписываемся со Славой. Он говорит, что едет в полицию писать заявление на агента. Проходит полчаса. Снова вызывает портконтроль.

— Катамаран Ева, немедленно вернитесь в марину.

— Я понял вас, портконтроль. (улыбаясь и продолжая движение)

— Катамаран Ева, вы возвращаетесь в марину?

— Я понял вас, портконтроль.

— Вы точно поняли?

— Я вас хорошо слышу и хорошо понял, конец связи.

Ага, ищите дураков, эти разводки мы знаем. Только вернись, фигушки потом выпустят, пока не выдоят до донышка. Рулю за пределы 12 мильной зоны.

Тем более уже стемнело, ветер разогнал приличную волну, а заход в марину даже в хорошую погоду не очень комфортен. Хотя мнения в команде разделились. Маратыч с печальным выражением лица предлагает сдаться. Димку тоже не радует перспектива ареста лодки по дороге, но и возвращаться он не хочет. А я просто веселюсь. В любом случае обратно не пойду, пусть ловят вольный ветер. Наконец приходит смс от Славы:

«Полиция сказала агенту, что он охренел, и распорядилась заплатить ему 400 долларов, можете спокойно идти». И если у нас до этого инцидента еще были какие то планы зайти куда-то по дороге в Омане, то на этом они и закончились.

Улыбаемся и машем, улыбаемся и машем 🙂

Дубай — Турция. Вторая часть. Аравийское море — Аденский залив.

Краткое содержание предыдущей части:

Мы шли, шли, шли по Персидскому заливу, потом зарулили через Ормузский пролив в Оманский залив Аравийского моря… ветер, волны, ром, рыбы нет, пираты есть. Всё.

Так же напоминаю, что:

Данный текст не несет никакой художественной ценности, поскольку писался на вахтах и не подвергался дальнейшей обработке. Это просто небольшой дневник.В нем часто встречаются слова «ветер», «волны», «течение» и прочие, но именно эти вещи в тот момент казались важными. Зато в нем нет красивых закатов и рассветов и того, чего не было в голове в момент написания. Сейчас некоторые написанные вещи кажутся неправильными, но я их не стал менять, как записал, так и записал.

1 марта 2015

Очень хороший ветер. 20-25 в фордак, как и ожидали. Еще в Дубай Слава уверял, что Ева плохо ходит на бабочке. Зря обидел лодку. На бабочке она ходит великолепно, надо просто уметь это делать. Поставили на оттяжки и грот и геную и идем 8-10 узлов, изредка серфя на попутной волне. Катамаран почти не качает, курс держит отлично, ветер стабильный. Ночные вахты одно удовольствие, судов стало в десять раз меньше, чем до Муската, отруливать ничего не надо, сидишь, балдеешь.

Ночью прилетела особо злая летучая рыба и покончила с собой, разбив голову о стекло салона.

Утром к борту снова подошли дельфины, но какие-то странные. Обычно они выглядят, как милые зверушки, веселые и добродушные, а эти были похожи скорее на волков. Темно серые машины для убийства, бесшумно скользящие в волнах. Даже плавники у них выглядели словно ножи. Не обращая на нас внимания, стая пересекла курс лодки и полудугой, как загонщики, ушли на свою охоту.

В обед мимо прошло знакомое судно. Французский корабль радиоразведки. Я уже видел его в Мармарисе, оно отстаивалось там после визита в Черное море, куда заходило во время крымских событий. На экране радара этот натовский шпиён не наблюдается даже в упор. Идет полным ходом в сторону Ирана. Наверное, в этом регионе намечается какая-то заварушка, надо новости почитать, вдруг вляпаемся в чьи-нибудь разборки.

В целом, день прошел отлично. Завершили его запеченными бедрышками цыплят под сырно-майонезной корочкой с нежным пюре и двойной порцией рома. За сутки пролетели 180 миль, причем все только под парусом, что очень неплохо. Все-таки, полные курсы — это выбор катамарана.

2 марта 2015

Ночью все затихло на пару часов. Завели двигатель, чтобы подзарядить аккумуляторы и не стоять на месте. Как и обещал прогноз, ветер наконец развернулся нам в лицо. Очень печально, придется лавироваться. Пока идем примерно в нужном направлении, отклонение 15-20 градусов. Ева держит около 37 AWA или 58-60 TWA, что очень неплохо для катамаранов в целом, но похуже, чем на Манюшке, которая спокойно ходит 31 AWA или 41-45 TWA.

Маратыч оккупировал блатное место в кокпите и свил там себе гнездо. Притащил большую подушку и закрылся ей от ветра, после чего переехал туда из каюты жить.

Дует 10-20 узлов, но неприятная волна. С кормы идет еще та, которую разгоняло в предыдущие дни, а в правую скулу бьет уже свежая ветровая. В итоге получается зыбь, которая сильно стучит нам в мост. Тут проявилась особенность всех Фонтан Пажо – очень низкий мост. Любая встречная волна долбит в него, словно кувалдой. Для меня это очень необычно после Леопарда. Все таки у французов всегда наблюдался перекос от конструкторских решений, повышающих мореходность, в сторону дизайна. Хотя в дизайне им равных нет.

Мы пытаемся лавироваться, но не понимаем, что происходит. Вытягиваемся далеко в море на длинном галсе, а когда закладываем контргалс, то идем в обратную сторону. Подсчитал по треку лавировочный угол и прослезился — 140-150 градусов! Что за чертовщина? И тут случайно обращаю внимание на маленькую надпись на карте — «Сильное неисследованное течение переменного направления». Прикинул скорость течения, получается больше 3 узлов.

Промучавшись несколько часов и посмотрев на пройденное расстояние решили все таки завести двигатель.

Но даже под ним с трудом выгребаем 2-3 узла. Уже пять часов пытаемся пробиться. Когда же оно закончится? Все расстроены тем, что приходится жечь драгоценную горючку, которая нам еще очень понадобится, но что делать, под парусом нас просто сносит обратно к Оману.

Дима от нечего делать на вахте посмотрел на AIS данные встречных судов. У всех написано Armed forces on board. Может нам тоже написать? Хотя нет, мы же решили после Омана отключить активный AIS.

Ничего готовить не хочется, доедаем курочку с пюре.

Ах да, днем еще был небольшой спектакль со стороны оманских рыбаков под названием «Пираты Аравийского моря». Проходившее в двух милях от нас рыбацкое судно внезапно изменило курс, спустило скиф, выглядящий один в один, как на фотографиях сомалийских пиратов, и лодка на большой скорости понеслась к нам. Внутри сидят шесть человек с замотанными лицами. Не дойдя до Евы метров двести, скиф сделал разворот и унесся к другому рыбацкому судну, идущему мористее от нас милях в четырех. А потом и корабль-матка подошел к нам на полмили, немного прошел параллельным курсом, затем развернулся и отвалил. Любопытные какие, эти оманские моряки.

3 марта 2015

Ветер ровно в морду. За сутки прошли всего 60 миль по генеральному курсу. С другой стороны это и не плохо. Разные были мнения, в том числе рассматривался вопрос подойти к оманскому берегу и постоять три дня на якоре, дожидаясь нормальных условий. Но победил разум. Стоять конечно комфортнее физически, но идти комфортнее психологически. Создается иллюзия движения. Если верить карте прогноза, то нам достаточно вытянуться в сторону Индийского океана еще миль на 200 и там поймать попутный муссон.

Продолжается очень сильное и неприятное встречное течение, не позволяющее нормально лавироваться. Однако двигатель мы стараемся больше не заводить, потихоньку ходим галсами, выигрывая милю на каждых пройденых двух с половиной.

Постоянная качка на встречной волне сильно действует на нервы. Однако, мы все люди опытные и на провокации моря не поддаемся, тем более пока еще есть ром 🙂

Закончили совместный просмотр последних западных фильмов, перешли на советскую классику.

Еще в Дубай обьединенными усилиями Слава, Дима и Маратыч сумели вывести данные с чартплоттера на большой монитор в салоне. Без всяких wi-fi серверов и прочих модных технологий, просто протащив VGA провод. Но от этого хуже не стало. Ночью можно вообще на мостик не выходить, лежишь на диванчике в салоне и читаешь книжку, поглядывая на экран и иногда подправляя курс с пульта дистанционного управления автопилото

Сделал котлеты. За неимением хлеба использовал овсянку. Фарш, овсянка, майонез и яйцо. Неплохо получилось.

Поэкспериментировали с настройками парусов, в итоге остановились на варианте трима, когда каретка грота выносится далеко на ветер, а гроташкот вытравливается пока гик не встанет в ДП. При таком расположении грота корму катамарана начинает приводить намного сильнее, что позволяет компенсировать отбрасывание носа волной и по факту двигаться начинаем существенно острее. А как только набиваешь грот чуть потуже, лодку сразу начинает сильно сносить.

4 марта 2015

Второй день движения ради движения. Прошли за сутки 110 миль по лагу и всего 40 миль по генеральному курсу. Вытянуться дальше в море не получается, милях в сорока от берега ветер заканчивается. Приходится лавироваться в пределах берега. Я уже видеть не могу на карте мыс Bandar Jazirah, который нам никак не пройти. Он словно дразнится.

И это все при том, что по лоциям в это время года тут всегда устойчивый ветер с севера на юг и постоянное течение в том же направлении. А у нас все ровно наоборот.

Рано утром, оттягиваясь от берега, в десяти метрах проскочили стометровую сеть. За волнами, на рассвете, заметить буйки практически нереально. Я как раз вышел перекурить и успел только проводить ее глазами.

Вся акватория, по которой сейчас идем, на картах указана, как «неисследованная», промеры глубин делались в 1921 году, мигрирующие песчанные мели на расстоянии до 20 миль от берега.

Рыбу не ловил, обиделся на нее за откусанную вчера очередную блесну, да и настроения нет.

Вся лодка в соли. Мы уже несколько дней идем против волны, вверх-вниз, носы зарываются, брызги накрывают весь катамаран. Даже столик в кокпите покрыт солью. Тренировочные штаны, в которых я сижу на ночных вахтах, все пропитались солью и из темно-серых стали белыми, в камуфляжных разводах, словно джинсы-варенка из 80-х.

В носовой каюте стало сыро, а проветрить невозможно, ни один иллюминатор или люк не открыть. Спать на сыром белье никакого удовольствия не доставляет, но выбора все равно нет.

Чем ближе подходим к Аденскому проливу, тем больше попадается больших судов с отключенным AIS. И на всех борта заварены сетками или высокими стальными плитами, стоят баррикады из мешков с песком, торчат трубы пожарных брансбойтов. Очень насмешили муляжи вооруженных людей вдоль бортов у контейнеровоза компании Маерск. Напомнили фанерные фигурки полицейских на дорогах России.

5 марта 2015

Все суда уступают нам дорогу. Это так необычно после Средиземки, где половина грузовиков полностью игнорируют МППСС. Причем уступают, даже если мы и так далеко расходимся. Чертовски приятно, когда 380-ти метровый контейнеровоз за пару миль меняет курс, далеко обходит нас, а потом возвращается обратно. Но это и расслабляет. Если раньше мы внимательно следили за морем, то сейчас, заметив идущий на нас танкер даже не пытаемся прикинуть изменение пеленга на него, а просто лениво следим, как он едет нам прямо в борт, в ожидании когда же отвернет.

С рыбалкой не везет категорически. Снова рыба откусила блесну. Перекусила стальной поводок, жилы расплющены на конце. То ли слишком большая блесна, то ли тут такие жадные рыбы. Даже жалко, что простаивают отличные электрические катушки, купленные Славой еще в Дубаи.

Потом утром заглючил автопилот. Ни с того ни с сего пискнул и увел нас в разворот. Пока отворачивали обратно, потеряли еще две блесны. Блесен осталось всего две штуки. Ну может это и к лучшему, потеряем последние, одним расстройством меньше станет.

Возможность общаться через мессанджер по спутниковому каналу до хорошего не доводит. Маратычу пришли какие то негативные новости из дома, теперь ходит весь грустный и рассуждает о несовершенстве мира. Я согласен, мир и правда несовершеннен. Рыбы нет, пиратов нет, ветер встречный, третья мировая никак не может начаться, ром заканчивается.

6 марта 2015

Продолжаем лавироваться. Ветер неожиданно хороший, не туда, куда надо, но все равно хороший. Позволяет идти длинными галсами, а это уже здорово. Судя по всему, вышли из под влияния этого неприятного течения. Ну, и как обычно, разогнало высокую волну, однако она стала поспокойнее, даже можно спать в каюте. Вцепившись в матрас, но уже не подлетая до потолка.

Ночью вокруг крутились три рыбацких суденышка , а утром на длинной банке, выглядящей, как клин глубиной 180 метров и длиной три мили, вбитый в глубину 3000 метров, влетели в кучу сетей. Каждая метров по двести, и метров сто между ними. Я как раз был на мостике, любовался рассветом. Успел заметить и пройти их слаломным ходом. Хорошо, что было уже светло. Не уверен, что защита смогла бы справиться с такими большими сетями. Вообще, я уже давно понял, что на любой банке надо очень внимательно следить за морем. Рыбаки только и мечтают поймать какую-нибудь яхту.

Внезапно начала стучать крыша при порывах. К крыше крепится ползунок гротошкота, поэтому нагрузка большая. Сильно так стучит, такое ощущение, что сейчас оторвет к черту.

Полез на корму смотреть, где крепятся задние штанги, держащие крышу, и большая волна окатила с ног до головы. Бяка этакая, теперь весь соленый. С трудом нашли крепеж, которым штанги крепятся к мосту, а там все гайки были откручены, могли и крыши лишиться. Забавно выглядел бы катамаран без крыши, в виде кабриолета.

Маратычу пришлось полностью залезть в кормовой локер, что бы вернуть крепеж на место.

Интересно, что еще на верфи забыли прикрутить? Вот французы, ни на одном болте нет ни контргаек, ни фиксирующих шайб.

Под вечер раздул ветер. Летим 6-8 узлов в бейдевинд, постепенно заворачивая к югу.

7 марта 2015

За последние сутки прошли 100 миль по генеральному курсу. Очень неплохо для встречного ветра. Под утро он наконец резко закончился, море гладкое и пустое. Завели двигатель и пошли в сторону Сомали, вытягиваясь к международному коридору безопасности. Прощай Оман, привет Йемен. Сижу на вахте, по корме тихоньку журчит водичка, луна почему то желтая, всякая муть романтическая в голову лезет, пойти что ли рому накатить?

Решил использовать купленную в Мускате пачку сливок и сделал сливочный суп-пюре из чечевицы с гренками. Нет, с крутонами! Так гораздо лучше звучит! Немного лимона, немного мяты и вуаля, ресторан отдыхает.

Днем, когда я сидел и брился на кормовой ступеньке, мимо, метрах в двухстах прошла семья касаток. Двое взрослых и детеныш. Длиной в половину нашего катамарана, медленно перекатываясь по гладкому морю и не обращая на нас внимания, они ушли за кормой. Черные спины, высокие плавники — машины смерти.

Маратыч молодец, несмотря на то, что воды у нас достаточно, все равно каждые три дня заводит опреснитель. А это, я вам скажу, процесс непростой и в чем то даже опасный, давление постоянно скачет, а регулировать приходится вручную, сидя в моторном отсеке.

Посмотрели «О чем говорят мужчины». Интересно, они и правда в Москве только об этом говорят? Мы все как-то больше разные истории рассказываем, фильмы просмотренные обсуждаем, за ветер, течения и настройку парусов перетираем. А они там все время исключительно о бабах.

8 марта 2015

Наконец-то вошли в зону муссонов. Пока идем по самой границе, дует всего 6-8 узлов, но с каждым часом и каждой милей мы приближаемся к стабильному ветру.

Поставили спинакер, поигрались с настройками его и грота. Ветер еще чуть-чуть гуляет, постоянно приходится подруливать. Из-за этого никак не можем снять больше половины скорости ветра. Да и видно есть еще небольшое встречное течение, хотя это наверное отливное.

Полакомились макаронами с тушенкой, а то высокая кухня уже надоела. И так тратишь по два часа в день у плиты. Как будто на лодке заняться больше нечем.

У нас осталось всего две блесны, а рыбы и не видно.

Дима, отдыхая после обеда на носу, в тени спинакера, внезапно увидел странный объект прямо по курсу, на расстоянии метров 50, и еле-еле успел добежать до штурвала и от него увернуться.

Это оказался самодельный плот, сделанный из бамбука, с привязанными по углам мячиками и прикрепленной к нему канистрой с водой. Именно на таких, судя по фотографиям в прессе, сомалийцы пытаются бежать в Оман и Йемен. На этом плоту людей уже не было. Может их кто-то подобрал, а может ими полакомились встреченные нами вчера касатки. Фотографию, к сожалению, сделать не успел.

Вся команда давно нашла себе предпочтительные места для дежурства на вахте. Маратыч на одном диванчике в салоне, я на другом, а Димка днем отбирает любимое гнездышко Маратыча. И вдумчиво дежурить нам не мешают даже проходящие мимо суда. В конце концов, это ведь их проблемы, что на их пути куда то ползет квадратная хрень под парусами.

На границе зоны действия AIS видны длинные караваны судов, идущие по High Risk Corridor. Наша ближайшая цель — подойти поближе к коридору со стороны Йемена и стараться держаться милях в десяти от него. Слишком близко к Йемену приближаться тоже не хочется, там вроде какие то повстанцы чего то захватили, ну их на фиг.

На всякий случай написали и отправили через спутник письмо в Центр Координации международными силами безопасности в Аденском заливе, с указанием наших текущих координат и предполагаемого курса. Но по-моему им плевать, по крайней мере ответа так и не дождались.

Дневник. Третья часть. Аденский залив — Баб эль Мандебский пролив — Красное море (Судан).

MARAT NASYROV·WEDNESDAY, JANUARY 20, 2016663 Reads

Краткое содержание предыдущих частей:

Мы шли, шли, шли по Персидскому заливу, потом зарулили через Ормузский пролив в Оманский залив, а из него через Аравийское море попали в Аденский залив… сначала был ветер, волны, ром, но рыбы не было. Потом наоборот, были волны, ветер, ром, а рыбы все равно не было. И все пираты разбежались. Всё.

Так же напоминаю, что:

Данный текст не несет никакой художественной ценности, поскольку писался на вахтах и не подвергался дальнейшей обработке. Это просто небольшой дневник. В нем часто встречаются слова «ветер», «волны», «течение» и прочие, но именно эти вещи в тот момент казались важными. Зато в нем нет красивых закатов и рассветов и того, чего не было в голове в момент написания. Сейчас некоторые написанные вещи кажутся неправильными, но я их не стал менять — как записал, так и записал.

9 марта 2015

Ночь, активный AIS выключен, ходовые огни погашены, работает только радар. Мы вошли в Аденский залив.

Справа идут три непонятных судна, скорее всего йеменские рыбаки. Держатся от нас на расстоянии миль двух, не отставая и не обгоняя.

Несколько часов назад на 16 канале объявилось японское военное судно, контролирующее эту часть коридора. Сообщило всем, что теперь оно присматривает за порядком и посоветовало не расслабляться.

А в три часа ночи японцы решили проверить, что это за хрень такая ползет рядом с охраняемой зоной и направилось к нам. Не доходя пяти миль устроили допрос по рации. Никак не могли понять, что мы такое. Пришлось три раза объяснять, что мы маленький парусный катамаран с тремя русскими на борту, который идет черт знает куда. Как следует пораздумав над услышанным, доблестные потомки самураев решили лично взглянуть на непонятный объект и посветили на нас прожектором. После чего еще раз уточнили, точно ли мы русские, точно ли нас всего трое, еще раз подумали, пожелали безопасного плаванья и удовлетворенные ушли по своим японским делам дальше.

Вот приятно ощущать себя под охраной таких бравых вояк.

Вообще-то мы не все русские. Маратыч литовец, резидент ЕС, но по опыту предыдущих походов я знаю, что ни в коем случае нельзя говорить, что на борту есть литовец. Ну например, год назад, когда мы заходили ночью в Коринфский пролив, к нам подкрался греческий катер береговой охраны. На борту Маны было пять человек, на вахте стоял я один. И когда на вопрос – сколько человек на борту и какой национальности я ответил, что четыре русских и один литовец, катер перевозбудился, подошел вплотную и потребовал вывести на палубу литовца. После чего долго разглядывал его в свете прожектора. Или вот еще. Когда мы пришли в Турцию и оформляли вход в Мармарисе, турецкие пограничники тоже потребовали показать им живого литовца, проигнорировав всех остальных. Поэтому ну его на фиг, пусть мы все будем русскими, зачем служивых людей пугать.

Днем опять поставили геннакер и грот на бабочку и отлично полетели. Ветра становится все больше и больше. И никакой волны. Просто сказка.

Днем метрах в 500 справа прошел очень странный конвой.

Китайский корвет эскортировал самоходную баржу с какой-то громадной конструкцией, похожей на асфальто-бетонный завод. Видимо, китайцы сперли что то ценное в Европе. При проходе корвет прикрыл баржу от нас, все же приятно думать, что мы такие страшные и опасные.

Вообще, Аденский залив переполнен военными судами, бедные пираты, совсем им жизни не стало. По рации постоянно — «такой-сякой воршип вызывает неизвестное судно, идущее таким то курсом по таким то координатам, ответьте на шестом канале, а то будем стрелять.» Про стрелять шутка. Но надо быть круглым идиотом, что бы продолжать тут пиратствовать.

10 марта 2015

Ночью сильно раздуло, пришлось в 3 часа ночи брать второй риф на гроте. Поднялась очень большая волна с кормы.

А днем ветер затих вопреки прогнозам. Еле тащимся, план по проходу пролива трещит по швам.

Продолжаем идти на бабочке из генакера и грота.

Прошли две трети залива, пиратов так и не встретили. Более того, все ближайшие суда шарахаются от нас, как от брандера, а такого количества военных кораблей я не видел за всю свою предыдущую жизнь.

На обед жареная картошка с мясом в кляре. Оказывается Димка тоже отлично готовит!

Хм. Вот только начинаешь забывать про пиратов, как кто-то обязательно напомнит. В эфир вышло йеменское военное судно и сообщило, что в связи с замеченной пиратской активностью, оно начинает антипиратскую миссию. После чего порекомендовало всем дежурить на 16 и 06 канале.

В свою очередь, японский фрегат всполошился, объявил о своем существовании по рации и тоже куда то убежал.

Но нам уже по фиг, мы совсем близко с крупной военной базой и портом Аден. Решили туда все-таки не заходить. В обычное время посетили бы с удовольствием, а тут какие-то новости нам присылают подозрительные. Вроде как повстанцы захватили Аден.

Смешная история произошла. Сидели в салоне, болтали ни о чем. Вдруг вспомнилось путешествие на катере по рекам и каналам Франции. И оказалось, что Димка тоже проходил теми путями. Начали делиться впечатлениями, вдруг выяснилось, что мы там были в одно и то же время в 2012-м году. Я нашел старые фотки, стал показывать. И дошли до фотографии, сделанной в Шатонёф. На ней два катера с российским флагом, которые мы встретили там в марине. Я помню, что на них была очень шумная русская компания. И вдруг Димка говорит – так это же были наши катера!

Все-таки мир поразительно тесный. Сначала мы случайно встретились на Сицилии, потом случайно поселились в одном городе в Турции, а теперь оказывается мы еще раньше стояли на соседних катерах во Франции.

Посмотрели «Барон Мюнхаухен» и «Здравствуйте, я ваша тетя». Выяснилось, что Маратыч никогда их не видел. Я всегда подозревал, что Литва даже во времена СССР не была в общем культурном поле.

11 марта 2015

В фильме «Приключения принца Флоризеля» есть момент, когда бегущие жандармы спрашивают сами себя «А не слишком ли быстро мы бежим?». Вот и мы последние несколько часов спрашиваем друг у друга – «А не слишком ли быстро мы идем?».

Баб эль Мандебский пролив не самое приятное место для навигации. Постоянный ветер за 30 узлов, сильное течение и очень мало места для маневра. Сам пролив шириной 9 миль, но большую его часть занимает полоса раздельного движения с очень плотным трафиком. Слева рифы, а справа военная база с запретной зоной. Фактически нам остается полоска шириной всего в пару сотен метров. А сразу за узостью начинается группа островков. При условии очень высокой погрешности GPS в этом регионе, лезть в пролив ночью не лучшая идея.

Но природа, как обычно, вносит коррективы в наши безупречные расчеты. По прогнозу у нас должен был быть весьма умеренный ветер практически до самого Баб эль Мандеба. И подойти туда мы должны были на рассвете.

С самого начала ночи задуло 20+ и не останавливается до самого обеда. Мы убрали геную, заплющили грот, однако ветер и течение все равно несут нас более 7 узлов, затаскивая в пролив. За кормой встают трехметровые валы, поднимая, опуская и разгоняя Еву. Поверхность Аденского залива выгядит так же, как Средиземка в шторм.

Фух, затащил грот практически в ДП и скинул все таки скорость до 5.5 узлов. Если еще ветер подзатихнет, то войдем в пролив на рассвете. Или придется ложиться в дрейф на несколько часов, чего совершенно не хотелось бы.

Еще пару суток назад мы были бы счастливы, имея такую скорость.

Ночью мимо прошло что-то авианесущее. Видно было только ярко освещенную взлетную палубу и центральную башню. Я думаю, что это Мистраль. Он шел курсом от французской военно-морской базы в Джибути. Если так, то это уже вторая моя встреча с этим кораблем. Первый раз я видел этот вертолетоносец в Кот д’Ивуаре, когда его палубные вертолеты разбомбили дворец президента Гбагбы и привели к власти лидера северных повстанцев Уаттару. Мы с женой наблюдали эту драму с балкона виллы в городе Абиджане. Кстати, в сочетании с упомянутым выше разведывательным кораблем складывается ощущение, что Франция решила чего-то замутить в Персидском заливе, просто так никто свои лучшие силы не стягивает в какой-то регион.

Перед ночью убрали грот вообще и закрутили на два деления геную, которая тем не менее тащит нас со скоростью четыре узла. Забавно пытаться затормозить после стольких дней, прошедших в попытках разогнаться. 🙂

12 марта 2015

Весело теперь сидеть на вахте. На радаре в пределах двух миль от нас не меньше десятка судов и еще столько же на границе зоны. Чем ближе мы подходим к Баб эль Мандебу, тем более плотным становится трафик. По невыясненной нами причине большинство грузовых судов предпочитают проходить пролив ночью. Но мы, как я уже выше говорил, решили проходить утром. Им то проще – дали ходу и проскочили. А нам возможно лавироваться придется.

Отстоял на мостике до трех ночи, еще часик потусовал с Маратычем, а в шесть утра снова разбудили. Мы подошли к проливу. Ну что же, накатим кофе с ромом и заходим….

Фуууххх… Вот уже и вечер. Ну и денек выдался. Разбитые, мокрые, уставшие, с синяками, я с ободранными руками, но довольные и успокоившиеся.

Баб эль Мандебский пролив, это вам не пираты какие-то мифические. Это блин серьезная хрень, убойная.

Несколько цифр, которые все объяснят понимающему.

Максимальная скорость относительно земли 21 узел!!!. Средняя скорость 11,5 узлов. Ветер 40-50 узлов. Волна началась с трех и быстро превысила пять метров. Попутное течение 4-5 узлов. И вся эта прелесть в тонкой и длинной кишке, переполненной громадными танкерами и контейнеровозами.

Весь 40-мильный пролив мы проскочили на втором рифе грота и полной генуе, стоящих на бабочке. Автопилот не справлялся с экстремальными условиями, постоянно разворачивая нас лагом к волне и после того, как на очередном развороте катамаран наклонило больше, чем на 30 градусов и из кружки Димки, которую он держал крепко в руках, вылился весь кофе, он не выдержал и пошел рулить вручную.

Несколько раз пришлось крутить фордак.

И только на выходе из пролива, когда волна выросла уже до совершенно неприличных размеров, решили убрать грот.

Поймав момент между водяными валами, развернулись к ветру.

Все десять минут, пока стояли в левентике, мы провели практически под водой. Катамаран скатывался с гигантской волны и полностью зарывался в следующую. Вода накрывала нас до самого мостика.

А сразу после пролива, когда ветер усилился до 50+, нас поджидала группа скал, стоящих на границе судового хода, на который нам по правилам лезть нельзя. В стороне Джибути сплошные рифы, в стороне Йемена пять островов, также окруженных рифами. Деваться некуда, а нас несет на эти скалы больше 10 узлов даже под штормовым стакселем. Повезло, что в трафике возникла небольшая пауза, и мы сумели вытянуться на середину коридора. При этом снос в сторону скал составлял не менее тридцати градусов, за счет течения и ветра.

Но мы мужественно допили остатки рома прямо из горлышка и совершили невозможное. 🙂

Вообще, мне интересно, пройти Баб эль Мандеб в 10 Бофорта, это как? Если это не подвиг, то что тогда такое подвиг?

Вот мы сегодня наорались друг на друга. Грохот обрушивающихся гребней волн, свист ветра, хлопанье парусов, полная какафония. Армагедон локальный.

Зато адреналина полные штаны. И все тело болит, словно спустили в бочке с лестницы. Кайф.

Выскочили за скалы, еле-еле успев увернуться от китайского контейнеровоза, и легли уже на генеральный курс.

Ура, мы в Красном Море. Ближайшая остановка через 500 миль – Судан, порт Суакин. Прощайте, сомалийские пираты, вам повезло, что мы с вами так и не встретились. J

Сил на готовку нет, Димка пошел против совести и разогрел вчерашние макароны, самолично добавив туда халяльной тушенки.

13 марта 2015

Не люблю философствовать, но вчера в Баб эль Мандебе мне подумалось: вот я — гражданин России, меня защищают тысячи ракет с ядерными боеголовками, десятки тысяч танков готовы в любой момент завести двигатели и двинуться вперед хошь на Запад, а хошь на Восток, уголовный розыск ловит бандитов, бригады скорой помощи круглосуточно готовы сделать укол анальгина, налоговая инспекция неусыпно бдит и мошну пересчитывает. Но чем вся эта мощь и махина может мне помочь здесь и сейчас? И на кой ляд она мне вообще нужна?

Мы ушли от шторма, но он нас пока никак не хочет отпускать. Ветер 30+, волна не может успокоится, 4-5 метров, поднимает и тащит нас. Даже когда стоишь на палубе, вершины волн, накатывающих сзади, закрывают горизонт и нависают над катамараном сверху. По ощущениям это похоже на езду на русских горках, медленно вверх и быстро вниз.

Продолжаем идти на половине стакселя, причем быстрее, чем позавчера шли на полных парусах.

В центре Красного Моря очень плотное движение. Практически каждые минут 15-20 приходится расходиться с каким-то судном. На экране AIS это выглядит как Невский проспект в час пик. Вроде море широкое, но оно настолько насыщено рифами по краям, что идти можно только в узкой полоске в самом центре. Зато исчезли военные корабли, в Персидском и Аденском заливах мы успели к ним привыкнуть.

Очень удобно и уютно рулить, лежа в салоне на диванчике, с выведенной на большой экран телевизора информацией с радара и аиса и дублированными приборами. Раз в 15-20 минут выходишь на мостик, оглядываешься вокруг в бинокль и возвращаешься на диванчик.

Поставили рекорд, пройдя за сутки 190 миль генеральным курсом.

Ура! Первая пойманная рыба за 20 дней в море. Пока тащили, казалась акулой, а когда подтянули поближе, оказалась тунцом. Полуметровый тунец. С рыбкой-барабулькой во рту. Видимо, влетели в косяк барабулек, где охотились тунцы.

Причем первую блесну откусили сразу же, как я ее сбросил, метрах в двадцати от кормы. Видимо, опять что-то не по нашему размеру попалось.

Долго спорили, кто будет разделывать, в итоге вызвался Димка. Сделали на рыбе надрезы, привязали за хвост и выкинули за борт, что бы стекла кровь.

Только закинул снова две блесны, как тут же на обоих затрещало. Итого у нас уже три тунца, сделанные словно под копирку. Мы превращаемся в какого-то тунцелова.

На обед у нас было сашими из свежего тунца, а на ужин тунцовые стейки гриль.

14 марта 2015

Двадцать дней в море.

Пока спал, переменилась волна. Теперь она встречная. Мы уже в северной части Красного моря. Пока еще плавная, но уже высокая зыбь, дающая легкое представление о том, что нас ждет дальше. Странно, но это началось на два дня раньше, чем мы рассчитывали — слабый встречный ветер. Недолго мы кайфовали на фордаке.

Когда сменял Диму на ночной вахте, он находился в процессе оживленных переговоров с каким-то грузовым судном, которое никак не могло понять, как с нами расходиться, а Димка мучал их всякими непристойными предложениями, типа довернуть градусов на сорок. Судно жаловалось, что оно нас визульно не наблюдает и довернуть не может. В итоге Димке надоело их доставать и он просто прошел мимо.

Идем под одним движком, ничего не происходит, кроме постоянных расхождений с судами. Каждые полчаса кто-то нас обгоняет или обходит по борту. Очень оживленное движение в середине Красного Моря.

В основном валяемся в салоне и кокпите, кто-то смотрит киношку, кто-то читает книжку. Только проходящие мимо оригинальные суда, типа плавучего крана или громадного океанского буксира, пробуждают слабый интерес.

Димка сделал куриные грудки с рожками.

Расслабились мы что то. Сидели, обедали, я решил выйти на корму покурить. Смотрю, а прямо мимо нас идет скиф. Типичный такой пиратский скиф, а рядом с ним кукольный кораблик, весь раскрашенный, с цветастым парусом, красавец просто.

Естественно их ни на радаре, ни на AIS не было видно. Прикольно встретить такую прелесть посреди моря, причем идущую в сторону того шторма, из которого мы только что вырвались.

15 марта 2015

Отличной день! День сумасшедшего, но комфортного сейлинга. Ветер ровно в галфинд, волна плавная и спокойная, весь день летели 8-10 узлов без качки.

Увлеченные движением над волнами, пропустили обед.

Идем к побережью Судана, надо заправиться топливом и водой в Суакине. Пять лет я не был в черной Африке, даже какая-то ностальгия появилась.

Прошли в миле от большого кораллового рифа в виде подковы. И как вишенка украшает тортик, так громадный сухогруз украшает этот риф в самом центре. Судя по всему, он налетел на риф на полном ходу, полностью выскочив из воды. Близко подойти невозможно, риф очень длинный и полностью скрыт водой. Только кипящее на протяжении пары миль море выдает его присутствие.

И такие рифы сейчас со всех сторон от нас. Это наверное рай для дайверов, но ужас для навигации. Указатели глубин на карте к реальности почти никакого отношения не имеют. Там, где указано 200 метров, оказывается 30, а там где два метра, сонар показывает 25.

Несоответствие карты и показаний GPS реальной позиции составляет порядка полумили. На транзасовских картах указано, что последние обмеры тут делались в 1921 и 1961 годах, а некоторые места нанесены на карты на основе данных 1886 года.

Включили прослушивание 14 канала. Суданский костгвард почему-то всегда вызывает на нем и очень обижается, если не отвечают. А по информации других яхтсменов, обижаются они конкретно — сразу начинают стрелять. Мы прочитали много неприятных историй про суданскую береговую охрану. Жутко нервные и отмороженные типы.

К вечеру пришли на обозначенную якорную стоянку у рифа, находящегося в двадцати милях от берега. Я думал, что это будет похоже на коралловые рифы на Мальдивах или Тае, а оказалась просто песчаная плита 2 мили на милю, выступающая над водой на пару метров. Абсолютно гладкая, совершенно без растительности, очень унылое место. Хорошо, что хоть от волны закрывает.

Но что нам совсем не понравилось, так это стоящее там суденышко странного вида с шестью неграми на борту и привязанной к нему лодкой на длинной веревке, в которой сидел еще один, судя по всему со связанными руками. Заякорились в ста метрах от них и на всякий случай установили ночную вахту.

Во время ужина выяснили, что Маратыч никогда не смотрел “Обыкновенное чудо”. Срочно поставили и с удовольствием посмотрели. Так уже непривычно стоять и никуда не двигаться.

Проложил на карте маршрут на завтра. Несколько десятков рифов и мелей, в итоге получилось девять поворотов. Очень интересный регион для навигации. Интересно, получится ли пройти до Суакина под парусами, как сегодня? Вообще-то лоция не рекомендует подходить к Суакину с востока, но для подхода с севера нам пришлось бы делать крюк в сто миль. После такой навигационной практики Средиземка покажется просто прудом. От самого Муската мы идем в основном по водам, указанным на картах, как “не исследованные”.

Странно, но негры на стоящем рядом судне похоже тоже нас опасаются. По крайней мере, у них также стоит ночная вахта, а связанный человек в лодке все еще сидит. Но, на всякий случай, достали единственное имеющееся у нас оружие — три ракеты и положили их на стол. Если что, хоть будет чем застрелиться. 🙂

16 марта 2015

Ночью так никто и не попытался перерезать нам горло. На рассвете рыбаки снялись с якоря и подошли, чтобы поближе рассмотреть странный обьект. Помахали им рукой и сразу же за ними ушли.

Лавируемся среди рифов, выходя на риф длинным галсом под парусами и вытягиваясь потом от него коротким галсом под движком и снова на другой риф длинным. Большинство рифов над водой не выступают и позиции их картам не соответствуют.

Проводку я сделал еще во время ночного дежурства.

Сразу две поломки подряд. Сначала лопнул ролик на первом рифе, непонятно с чего. Мы до этого ни разу не ставились на первый. Видимо, просто срок его пришел. Пока меняли риф и держали курс под мотором, начал перегреваться правый двигатель — судя по всему, накрылась крыльчатка. Впрочем, это поломки мелкие и легко устранимые.

На втором рифе идти так же остро, как на первом, не получается. В какой то момент даже пришлось час вытягиваться движком, что бы обойти обширную мель.

Позвонили за пять миль агенту Мухамеду, указанному на Noonsite, договорились, что он встретит нас после канала, ведущего в порт. На вопрос, стоит ли вызвать костгвард при подходе, Мухамед ответил, что все ОК и он все вопросы решит. Собственно, можно было и не спрашивать, не видел еще ни одного негра, который ответил бы по другому. А я их видел ну просто очень много.

Вход в Суакин очень красивый. Море почти черное, ярко-голубые лагуны окружают узкий канал и всё это на фоне желтых песчаных барханов и уходящей вдаль пустыни.

Поговорили с портконтролем, прошли каналом, потом через проход шириной в корпус нашего катамарана и встали на якоре в широкой бухте с глубиной 4-5 метров. С одной стороны развалины древнего города, с другой тюрьма и портовые склады.

Мухамед уже ждал нас на берегу, помахивая рукой и подпрыгивая от нетерпения. Забрали его на тузике и заполнили кучу бумажек. Топливо обошлось по 0.8 доллара, вода по 3 доллара за 15-литровые бутылки.

В результата допроса агента получили исчерпывающие ответы, четко приведшие к решению уходить сразу после получения топлива:

Пива – нет.

Интернета – нет.

Ресторанов – нет.

Баров – нет.

Бабы есть, но только черные.

Фотографировать нельзя, иначе зиндан.

Башкиш давай давай..

Зато есть краеведческий музей, куда нас готовы отвезти. Типа там порадуются первым посетителям со времен окончания колониализма.

Возможно, надо было идти в Порт Судан, там хоть какая-то цивилизация присутствует.

Скачали прогноз. Жуть. 30+ в лоб всю дорогу до Суэца.

Долго думали, как отвезти такую кучу канистр на берег. В итоге я придумал метод, безмерно удививший Мухамеда: мы связали все канистры вместе, скинули в воду и отбуксировали тузиком. Судя по его задумчивому виду, идея ему понравилась.

Маратыч за десять минут поменял обе крыльчатки, та, что на втором двигателе, тоже уже была полумертвая.

Ночью в лагуне жизнь бьет ключом. Осветили воду прожектором и наблюдали изумительную картину охоты кальмара на маленьких рыбок. Кальмар тихонько дрейфовал по поверхности, сжавшись в комочек, а когда мимо проплывала рыбка, распрямлялся и с громадной скоростью кидался к ней. Рыбка уворачивалась, а кальмар снова сжимался в комочек и грустно дрейфовал дальше. После третьей попытки он совсем расстроился и ушел на глубину.

Вокруг вода кипит от маленьких рыбок. Когда направляешь луч на воду, они начинают прыгать и играть в свете фонаря, завораживающее зрелище.

Несмотря на то, что оставалось еще две недели пути, на этом дневник обрывается….